maximblog

Categories:

Две полоски в морском исполнении (неприличное)

ПОД МИКРОСКОПОМ

ПЕРВАЯ АМЕБА. Слушай, чего он на нас все смотрит?

ВТОРАЯ АМЕБА. Смотрит – значит, надо.

ПЕРВАЯ. Я не могу размножаться, когда он смотрит.

ВТОРАЯ. Ой, какие мы нежные.

ПЕРВАЯ. Да! Мы нежные! Нежные мы!

ВТОРАЯ. Хорош выдрючиваться, делай как все.

ПЕРВАЯ(плача). Это унизительно…

ВТОРАЯ. Не смеши людей!

Занавес

В. Шендерович, «Театр «Черные ходики»

Судовой кок совершенно не имел поварского образования.

Вместо образования у розовощекого улыбчивого Игоря была бабушка, и оставшаяся после нее толстая тетрадка с рецептами. Можете себе это представить?

Все моряки как моряки, счастливо едят стандартную филиппинскую пищу с уксусом, в которую можно опускать свинцовые пластины и добывать электричество.

А судно, где работал волшебником Игорь, мучилось страшно, питаясь домашней одесской кухней. Сплошные форшмаки, вареники, бульоны с клецками, цимес, зразы, котлетки с разными начинками, икра из синих, зеленые борщи с ребрышками и прочие бефстрогановы. А тортики?!

Страдали все, причем в основном ожирением. А как иначе? И кушать нельзя, и не есть невозможно. Кок был хорошим человеком и всеобщим любимцем.

И тут на него пал выбор участия в небольшом, но коварном надувательстве. Несколько плоские шутки всегда присутствуют в закрытых мужских коллективах.

План созрел быстро. Вспомнив, что сегодня день дурака, офицеры на мостике плюс дед загрустили от отсутствия заготовленных розыгрышей. Тогда дед принес из каюты коробку с небольшими прозрачными колбами, что на фото. Эти штуки используют для обнаружения бактерий и плесени в топливе.

Если кто не знает, в дизельном топливе могут жить эти два ужаса. Они забивают фильтра и сепараторы, и могут вывести из строя топливную аппаратуру – форсунки и насосы высокого давления. То есть, детали дорогие. Чтобы слабая поросль не превратилась во взрослую, солярку берут на анализы. В нее макают специальную пластину с питательным слоем агар-агара, на одной стороне – реакция на плесень и ее развитие, а с другой можно выпуклым морским глазом увидеть расширение колоний бактерий. Пластина примерно 3 см шириной, с ручкой, чтобы удобней держать. После нанесения топлива ее помещают в теплое и темное место (потому что бактерии тоже стесняются, см. эпиграф выше), и там за пару дней растет все, что положено. После – сравнивают с таблицей и ужасаются. Да ладно, неправда – просто заливают специальную химию в топливные танки и убивают не в меру расплодившуюся жизнь.

И вот стармех поднялся на мост с коробкой этих пластин в пробирках, и огласил свою пропозицию.

– Имеем два варианта сходу, – сказал он. – Первый – мы раздаем эти колбы всему экипажу, извещаем, что необходимо взять анализы на что-нибудь хитрое, но всенепременно ректальное. Вариант второй – если жалко весь экипаж стебать, давайте выберем кого-то одного, и дезинформируем только его. 

Капитан сказал, мол, ему тут только бунта на «Потемкине» не хватало, и что он не хочет усмирять команду брандспойтами. Попросил остановиться на втором варианте. План получил толчок и развитие.

Второй штурман наклепал на компе как бы письмо из компании как бы на все ее суда, где в обязательном порядке было приказано в связи с усилением борьбы с коронавирусом всем поварам срочно сдать анализы на яйца-глист. Судно как раз пришло к причалу, и на него взошел агент. На мостик вызвали жертву, которую подозвал второй штурман, продолжавший сидеть за судовым компом. Происходившее подано почти без правок.

– Проходи, смотри – вот это тебе, агент только что принес.

Кок взял прозрачный пакет с пробирками внутри, затем посмотрел на серьезного агента, которого попросили не ржать.

– Иди сюда, ближе к почте. Где циркуляр был? Вот письмо, ага. Читай: «В связи с усилением мер по предотвращению распространения пандемии COVID-19, необходимо… взять анализы у поваров на яйца-глист…» в общем, сделать это надо как можно скорее. Вон агент стоит, видишь – ждет.

– На что взять?! – кок с подозрением стал всматриваться в содержимое прозрачного пакета. – Это что, все связано с жопой? Моей?!

– Тебе уже под сраку лет, а ни в голове, ни в где. Что тебе неясно?! Что за вопросы?

– Да покажи ему инструкцию, там должна быть.

Озадаченный повар:

– Да… пусть они вышлют какую-то инструкцию, чтобы знать, как это точно сделать.

– Что значит «инструкцию»? Ты не знаешь, где живет этих яиц?

– Да вы посмотрите на размер этого… всего…

– Слушай, но тебе не нужно всю эту штуку засовывать туда, а только пластину, что находится внутри.

Кок, стараясь не показать глубоких внутренних чувств:

– Во-первых, как? Как я это себе засуну?! Во-вторых, ну… не знаю… а есть варианты?

– У тебя есть время до отхода судна.

Все уже неприкрыто ржут. Повар делает вид, что он бывалый до безобразия, и что ему тоже весело.

– Ребята, у меня там все не так плохо, чтобы я такое себе завернул. Кстати, почему их два?

– На случай, если ты одну про… гавишь.

Вокруг кипит обычная вроде бы жизнь, разговоры по радио, кто-то смотрит в бинокль, кто-то строчит журнал.

– Слушай, а куда агент ушел? За сигареты его спросили?

Кок нервно мнет пакет и вновь рассматривает содержимое.

– Когда я проходил медкомиссию, там давали такую длинную историю, как ушную палочку, ее себе аккуратно вставил, потом сложил в трубочку-пробирку, и отдал. А это что? Почему они такие большие и плоские?!

– Ну не знаю, может, у них в Италии так принято. Может, у них другое анатомическое строение.

– Да нет, ну у все одно и то же, что вы гоните.

Забегая вперед, скажем правду – Игорю нагнетали долгих сорок минут. Примерно через половину этого времени окружающие понемногу стали внешне выражать сочувствие.

– Это же как должно быть там все развальцовано, чтобы эту лопату туда вставить?!

– Возьми тогда ушную палочку. Используй ее, а потом помажь эти лопаты.

– Пусть они все же вышлют инструкцию, с картинками.

– Нет, все картинки ты сам, пожалуйста, на порнохабе.

– Давай сделаем так – ты сейчас снимешь штанишки, мы приложим рядом эту лопатку и сфоткаем с твоим устройством, покажем компании несоответствие одного другому, пусть что-то делают.

– Ладно, это уже не смешно. У меня аппетит совсем пропал. И уже заранее болит сзади.

Второй деловито сжалился.

– Хорошо, сейчас напишу им в офис, пусть думают, не знаю. Притащи свою медкомиссию, может, там есть эти анализы, так мы отсканируем и вышлем им, наверняка проканает.

– Принесу сейчас. Объясните им, что эта история – это строительный шпатель, а не то, что должно быть. И при чем тут коронавирус к моим яйца-глистам, если они у меня даже есть, хотя их нет?

– Слушай, она еще и с пупырышками, должно понравиться.

Дед подошел к делу с линейкой, одел очки на нос, измерил пробирку.

– Да тут всего восемь сантиметров. Это просто ни о чем.

– Такой, вяленький.

– А я, когда ребенка в бассейн вел, то там мы проходили по-другому. Скотч наклеили прямо на туда, отклеили – и на стекло. И все.

Повар просветлел:

– Вот, может, там что-то отклеить-наклеить нужно, а не пхать непонятно куда! Пусть инструкцию вышлют! Может, там достаточно между булок шпатель вставить, и…

– Испортить воздух.

– Как раз таки куда пхать, тут разночтений ни у кого нет. Это как место клизмы – изменить нельзя.

– В любом случае, это лучше, чем на карантине потом вот так стоять из-за тебя. Вон видишь те два парохода, с которых сняли по нескольку человек.

– Подожди, ведь у тебя есть санитарная книжка?

– Книжка у меня есть.

– Три мушкетера.

– Нет, санитарная. Есть, но она дома. Ее заполняют в медкомиссии, ставят штампы, а в рейс ее брать не надо.

– В общем, тащи что у тебя есть, вдруг найдем этот анализ, то отсканируем и отошлем.

Кок поплелся в каюту и вернулся с медкомиссией. Стал судорожно перебирать листики, вчитываясь и вглядываясь. Это уже было слишком, подумали вокруг. Второй штурман позвал Игоря:

– Вот ответ пришел из фирмы, иди смотри.

Повар подполз и уткнулся в монитор. Там второй открыл письмо. На весь экран вышла надпись большими разноцветными буквами «С 1 Апреля, дорогой Игорь!»

Как сейчас пишут, «лицо повара, расплывающееся в улыбке – бесценно»

На весь экран должна быть надпись – «Любимому повару от лучшей команды!»  и улыбающееся лицо настрадавшегося Игоря.

Паразиты, что возьмешь.

Общество морских свиней.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.