Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Maxsmile

Скачайте мою книгу... ей будет приятно...

Книги пишут, чтобы их читали. Что толку от красивой мелодии, созданной тобой, если насладиться ею могут единицы?


Дорогие друзья!


У меня есть к вам предложение. Если вдруг кто-то из вас захочет иметь у себя электронную книгу «Секрет «Зоар», написанную мной по одноименному фильму https://www.youtube.com/watch?v=DlUGZjV8tco, вы можете скачать бесплатно электронную версию вот здесь. https://drive.google.com/open?id=0B4YWZs7hVQ15ejJCWTdTdmlhamM


А можете по-прежнему заказать бумажную версию книги, написав мне в личку. Правда, я сейчас в море, и смогу выслать книгу с автографом только в середине января.
Осталось примерно треть тиража – около сотни экземпляров.


Давно хотел это сделать, но все руки не доходили.


Самого теплого,


Ваш


Максим Николаенко
Maxsmile

В Турцию на завозне

Холодно, зима, порт Мариуполя, 93 год. 

Миша - матросом на мотозавозне. Небольшое плавсредство, нужное земснарядам – якоря завозить. Завозка разбросает якоря, к ним канатики натянуты, по канатикам землесос или черпалка движется – лебедки крутятся, черпак вперед-назад, вправо-влево. Так и углубляет дно.   

В общем, завозка – это махонький катер, метров 15 от силы, на палубе стоит одинокая стрела, чтобы помогать с якорями работать.

Вечером заступает на вахту венец творения – матрос Миша.

Ему нужно выпить, бо зима и холодно.

Он приглашает кореша, и кореш тащит девочек. В крохотной рубке вчетвером не протолкнуться, но они очень стараются поместиться и мужественно пьют первую половину ночи. Затем наступает раззудись плечо и размахнись рука, поскольку он с корешом – молодость, сила и удаль. Мише нужно себя реализовать.

А давай поедем в Турцию? Давай!

Девочки смотрят на мальчиков, восхищенно размазывая паленую тушь: моряки! Мальчики заводят крохотный дизелёк 3Д6 (мощностью в 150 небольших пони), отдают концы и отходят от причала.

Collapse )
Maxsmile

Давайте не будем тонуть

Вода стала поступать в машинное отделение примерно в 06.30 утра. Как ни странно, сработала сигнализация, мол, аккуратнее со мной, я тут неподалеку. Вахтенный заглянул в застарелый экран, чуть поводил мышкой, выключил сирену и мгновенно вскочил, чтобы немедля приступить к поиску протечек, затем, при необходимости, известить стармеха зевнул и потянулся. День как-то не задался с утра, не успел позавтракать, а тут уже орет. 

То, что вода поступает внутрь, и что это как-то связано с плавучестью судна, в котором он сам же и находится, вахтенный не осознавал. Или, как принято говорить в среде оперных критиков из Крыжополя, дупля не бил. 

Потом сигнализация стала кричать уже совсем часто, снова так некстати беспокоя вахтенного офицера. Офицером из мотористов он стал недавно, после повышения поступь его стала размеренной, взгляд затуманился, мыслями он видел себя в большой, высокой и удивительно быстрой машине, которая проглатывает литров хотя бы 25 на сотню, если вообще не нажимать на педаль. Рядом должна сидеть самая красивая девушка из ангольской столицы (ну, не из его родной же грустной деревни, ей-богу), что будет обворожительно глядеть на него, непрерывно восхищаясь его мужественным офицерским видом. И еще чтобы коленки… 

И тут эта сигнализация, черт ее задирай. 

Стармеха он так и не позвал. И сам искать, конечно же, не начал. Не для того мамо такого гарного хлопця народила й не для того ця квітка розквітала. Стармех самостоятельно прервал свою утреннюю молитву и пришел вниз. 

Ему тоже не нравилась сигнализация. Звук раздражал. Контракт подходил к концу, уже пора о душе́ подумать, а эта гадина все орёт и орёт. Дед был выше среднего роста, почти красавцем, не брезгующим самодельным железом на палубе. Он шёл к месту событий, играя правильно прокачанной широчайшей мышцей, хотя через комбез этого не было видно. 

Узнав, что вода плещется не только снаружи парохода, но и внутри его, он не стал придавать этому серьезного значения. Подумаешь, прибывает. Мало ли других пароходов, что ли? Если этот вдруг утопим, разве не найдется место, где можно будет прокачать кубики на пузе? Да навалом таких мест. 

Дед стал нехотя поднимать плиты и заглядывать вниз, ища место протечки. Там все прибывало. Откуда – хрен его зна.

Collapse )
Maxsmile

Аварийный док в Луанде

Добрый человек чистит корпус судна от ракушек, давление 400 бар. Луанда, плавучий док. 

Может, позже расскажу, почему судно там оказалось, пока только фото.


Maxsmile

Две полоски в морском исполнении (неприличное)

ПОД МИКРОСКОПОМ

ПЕРВАЯ АМЕБА. Слушай, чего он на нас все смотрит?

ВТОРАЯ АМЕБА. Смотрит – значит, надо.

ПЕРВАЯ. Я не могу размножаться, когда он смотрит.

ВТОРАЯ. Ой, какие мы нежные.

ПЕРВАЯ. Да! Мы нежные! Нежные мы!

ВТОРАЯ. Хорош выдрючиваться, делай как все.

ПЕРВАЯ(плача). Это унизительно…

ВТОРАЯ. Не смеши людей!

Занавес

В. Шендерович, «Театр «Черные ходики»

Судовой кок совершенно не имел поварского образования.

Вместо образования у розовощекого улыбчивого Игоря была бабушка, и оставшаяся после нее толстая тетрадка с рецептами. Можете себе это представить?

Все моряки как моряки, счастливо едят стандартную филиппинскую пищу с уксусом, в которую можно опускать свинцовые пластины и добывать электричество.

А судно, где работал волшебником Игорь, мучилось страшно, питаясь домашней одесской кухней. Сплошные форшмаки, вареники, бульоны с клецками, цимес, зразы, котлетки с разными начинками, икра из синих, зеленые борщи с ребрышками и прочие бефстрогановы. А тортики?!

Страдали все, причем в основном ожирением. А как иначе? И кушать нельзя, и не есть невозможно. Кок был хорошим человеком и всеобщим любимцем.

И тут на него пал выбор участия в небольшом, но коварном надувательстве. Несколько плоские шутки всегда присутствуют в закрытых мужских коллективах.

План созрел быстро. Вспомнив, что сегодня день дурака, офицеры на мостике плюс дед загрустили от отсутствия заготовленных розыгрышей. Тогда дед принес из каюты коробку с небольшими прозрачными колбами, что на фото. Эти штуки используют для обнаружения бактерий и плесени в топливе.

Если кто не знает, в дизельном топливе могут жить эти два ужаса. Они забивают фильтра и сепараторы, и могут вывести из строя топливную аппаратуру – форсунки и насосы высокого давления. То есть, детали дорогие. Чтобы слабая поросль не превратилась во взрослую, солярку берут на анализы. В нее макают специальную пластину с питательным слоем агар-агара, на одной стороне – реакция на плесень и ее развитие, а с другой можно выпуклым морским глазом увидеть расширение колоний бактерий. Пластина примерно 3 см шириной, с ручкой, чтобы удобней держать. После нанесения топлива ее помещают в теплое и темное место (потому что бактерии тоже стесняются, см. эпиграф выше), и там за пару дней растет все, что положено. После – сравнивают с таблицей и ужасаются. Да ладно, неправда – просто заливают специальную химию в топливные танки и убивают не в меру расплодившуюся жизнь.

И вот стармех поднялся на мост с коробкой этих пластин в пробирках, и огласил свою пропозицию.

Collapse )
Maxsmile

Выпадение гребного вала

Пропеллера стремительные лопасти,

Катод, пин-код и слюноотделение

Свидетельствуют нам о хитрожопости

И мощи человеческого гения,

Который в нас божественной программою

Заложен был как нечто непреложное.

Ведь человек – он вам не это самое,

А что-то прямо противоположное.

Игорь Иртеньев


Что вы обычно делаете, когда у вас выпадает вал? Ну, вот гребной, например?

У нас с этим просто.

Стоял себе пароходик в сухом доке, никого не трогал. Так как у него был уже период полового созревания, то есть 10 судовых лет, то ему обязательно нужно было вытаскивать из сзади его гребные валы и медленно ощупывать то, что получилось.

Такие у них, у пароходиков, медосмотры каждые пять лет.

Валы отвезли в светлую просторную мастерскую, где его разобрали добрые мастера с внимательными, влажными от пива глазами.

Вы спросите, а что можно разобрать в гребном валу? И я вам отвечу – там навалом всего. Вал-то у нас не простой, а с винтом регулируемого шага – ВРШ. Это с такими лопастями, которые поворачиваются вокруг своей, извиняюсь, оси, при этом во время перекладки хода вперед – назад вал продолжает вращаться в одном направлении. Извиняюсь еще раз.

Короче, разобрали его на аминокислоты, ступицу винта, лопасти подшипники сняли, сняли уплотнения вала, да и поменяли все изношенное. А потом неожиданно взяли и собрали, протестировали – и оно вроде бы все крутилось, как положено.

Тогда другие люди, но уже с не очень внимательными к нашему горю глазами, погрузили собранный с лопастями вал на красивый грузовик, и повезли его на установку.

Пароходик чуть напрягся – ведь это не всегда приятно, когда тебе такое будут вставлять сзади, но делать нечего – и замер в ожидании.

Водитель грузовика, на который погрузили наш вал, всю жизнь мечтал о карьере гонщика. Тихими намибийскими ночами ему снились крутые повороты в Монте-Карло, по которым он на максимально возможной скорости пилотирует болид в соревнованиях «Формулы-1». У него дома был даже припрятан маленький многофункциональный руль от гоночной машины, выточенный из дерева, который он нежно тискал перед тем, как уснуть. На настоящий нужно было копить слишком долго – он от пяти штук стоит, между прочим. А деревянный ничем не хуже.

Collapse )
Maxsmile

Море кончается, раз, море кончается, два...

30 декабря 1922 года в декларации «Об образовании СССР» было заявлено:

«Новое союзное государство послужит верным оплотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути объединения трудящихся всех стран в Мировую Социалистическую Советскую Республику». В центре герба нового государства поместили земной шар, на фоне которого были символы социализма – серп и молот.

Всем известно, что бесконечно огромная и ужасно неповоротливая машина советской промышленности была заточена только для одного: делать оружие всех видов, типов и размеров. Людям хотелось брюк, но им не давали даже штанов, потому что были заняты изготовлением двадцати двух видов торпед для Военно-Морского Флота страны – и ничего тут не попишешь. Не больше и не меньше.

Зачем нужно такое разнообразие торпед – никто из военных моряков уже и не помнил, просто, видимо, конструкторы вошли во вкус, понравилось, втянулись… и не смогли остановиться.

Вселенная и так несовершенна, но советская вселенная всегда переплевывала другие в этом плане.

Вот, например, когда вы строите обычную баржу, вы думаете о многих вещах, вроде грузовместимости-водоизмещения, плавучести-остойчивости и прочих дедвейтах, верно?  Но это лишь значит, что вы не годились бы в советские проектировщики.

Фол, дизлайк и грустный смайлик, говоря современным языком.

Collapse )
Maxsmile

Всплываем

Меня бросили на съедение времени. Время было против меня. Сменщик решил уйти в другую судовую компанию, но при этом рассказал, что он будет рожать на полгода. Чтоб не потерять место. А кого же мне дадут вместо него?

Сначала выдали молодого и невменяемого человека Юру. «Здравствуй, я – быдло» – такой татуировкой он украсил свой узкий лобик. Понятно, что быдло может кому-то нравиться, чтоб мне – так нет. Он был из невоздержанных уродцев, думающих, что они все знают. И быдло улетело покорять и бороздить какие-то другие океаны. Спихнул я его по-доброму. «У вас есть другой глобус?» (с)


Потом мне выдали следующего стармеха. Что примечательно, тоже Юру – но уже, скорее, Юрия. Ему 60, то есть, он взрослый. Вроде бы все при нем – застиранный комбез, очки на веревочке, усы опять же седые. Внимательно слушает, кивает и все-все записывает.


Только одна деталь царапнула мое мореходное сознание: у Юрия была кепочка, которую он почти не снимал.
Кепочка желтого цвета. Ну, что такого, я тоже желтый люблю. Но тут дело не только в цвете. В кепочке по бокам прорезаны отверстия, как иллюминаторы. И они, эти дырочки, обведены красным жирным маркером. Внешнее сходство с иллюминаторами усиливается.
Collapse )
Maxsmile

Судоходная любовь

«Пусть в море каждый одинок,
Пускай нелегок груз сомнений,
Но все же в мире нет дорог
С такой свободой направлений»
А. Макаревич

И ведь не только людям, но и пароходикам в море бывает одиноко. Они порой так грустят, что воют через специально сделанные тифоны. Их вой тогда оглашает окрестности и бередит душу собратьям. В этот момент они тоже вспоминают о своем домике, откуда они все вышли – о судоверфи в далеком Китае или Норвегии, или еще где. Где рядом стояли суда одного типа, с такими же механизмами и, соответственно, одинаковыми будущими поломками. Вспоминая об этом времени, суденышки грустят, особенно если в тумане.

Collapse )
Maxsmile

Крушение и избавление

Сидишь в крохотном  китайском ресторанчике, никого не трогаешь. Налетает дикий ветер, и тебе становится неуютно. Пиво не так легко льется внутрь, погода испохабила все, что могла. И когда тебе кажется, что вечер безнадежно испорчен, оказывается – нет! Все еще только впереди!


На речке неподалеку стоит самоходная баржа с возможностью самовыгрузки. Засыпают им какую-нибудь руду или гравий, подходят они к берегу и как давай струячить этой рудой прямо на берег. Самовыгрузка – это очень удобно. Ленточный конвейер, если кто не видел.


Рядом на якоре поперек речки стояла такая баржа. И ветер, налетевший неожиданно, был действительно силен. Баржу сорвало с якоря и понесло на наш ресторанчик. Вечер, конечно же, перестал быть томным и тусклым.


С веселыми криками мы наблюдали за тем, как баржа впиндюрилась в ограждение ресторанчика и погнула ему пару стоек для крыши. Баржа отчаянно пыталась удержаться за грунт своими маленькими якорями, честно растопырив их. Но этого было мало. Ее продолжало бить об ресторанчик.



Сидевшие внутри ярко и мощно комментировали происходящее сразу на нескольких языках. Подали еще пива.Collapse )